• 25 января, 
Министерство транспорта Российской Федерации
ФЕДЕРАЛЬНОЕ АГЕНТСТВО
МОРСКОГО И РЕЧНОГО ТРАНСПОРТА
(Росморречфлот)
Главная // / Новостная лента / /
5 сентября 2018, 14:39

В Японском море проходят суровую «отделку под капитана» и курсанты-девушки

ЯПОНСКОЕ МОРЕ.  Участвующий в первой гонке «СКФ Дальневосточной регаты учебных парусников 2018» фрегат «Надежда» ночью миновал Корейский пролив и к 14:00 мск 05 сентября шел бакштагом переменной скоростью порядка 10 узлов между южнокорейским о.Уллындо и портом Тонхэ. Погода – хорошая. Ветер – 5-7 узлов, волнения на море нет. Проходящие плавательную практику судне 114 курсантов МГУ им адм Невельского и 2 курсантов Морского технологического колледжа несут парусные вахты в щадящем режиме – 4 часа через 8. Пока впереди еще сотни миль плавания предлагаем воспользоваться относительно спокойным эпизодом морского похода для ознакомления с содержательным и лиричным репортажем спецкора Морского университета Юлии Масловой, посвященным необычным девчонкам, которые избрали для себя карьеру капитана морского судна:

 «Девочки на «Надежде», их 15 человек: 10 радиоинженеров и пять – будущих судоводителей-капитанов.

Я вторую неделю не могу взяться рассказать о них. Просто не знаю, как к этой теме подступиться и с чего начать. Знаю только, что моя камера непрерывно выхватывает их и из строя и из авральной толпы курсантов, подмечает на палубе во время отдыха, на вахтах, дежурствах, в незамысловатом корабельном, суровом быту. Камера как будто подглядывает за девочками и неотрывно за ними следует. Что я хочу разглядеть в них, увидеть, понять? На какие вопросы пытаюсь найти у них для себя ответы? Почему это так важно для меня?

 Собственно ответ, на самом деле, очевиден, через этих девушек, как сквозь призму, преломления времени, я пытаюсь разглядеть самое себя и найти ответ на вопрос, промучивший меня всю мою сознательную жизнь. Женщина на корабле, да или нет? Шекспировское: «Быть или не быть, вот в чем вопрос?»

Когда-то, давным-давно, когда я была в том же возрасте, как и эти девчата, я решительно ответила себе и миру: «Нет! Не бывать этому!» Я запрятала это свое тайное, сокровенное, для меня почти стыдное желание, в самый-самый дальний рундучок своего сознания-подсознания. Так, чтобы не только никто из окружающих не мог узнать об этом, как мне тогда казалось почти неприличном своем желании – служить и работать на корабле, но и от себя самой.

Разумеется, промежуточный, допускаемый обществом вариант корабельной службы – коком, буфетчицей, официанткой, уборщицей и т.д. – меня не устраивал. Нет, речь шла только о капитанском мостике. Раз мостику не бывать, то надо поскорее забыть об этом, стереть из памяти, перестать себя мучить. Не помогло, не запряталось, не случилось. Я ушла на чужую дорогу. А эти заячьи трусливые уши, не позволившие самой своей главной мечте сбыться, вопреки всему, вопреки традициям, вопреки общественному мнению, всю жизнь торчат из меня, и заставляют искать хитрые, обходные тропы для реализации самое себя в море.

И вот передо мной, те, кто не стал, как я, скакать трусливым зайчишкой, петлять, наворачивать, запутывать собственные следы, а пошел своей, прямой дорогой, вперед, к своей заветной мечте, вопреки всем и всему. Я смотрю на тех, кем я сама себе стать когда-то не позволила. Я слушаю их, и задаю вопросы, пытаюсь понять: «Как и почему, что заставило их сделать непростой, а для меня невозможный когда-то выбор, – пойти в традиционно, веками сложившуюся, суровую, опасную, ответственную, тяжелую и даже в наши демократические времена, в основном, чисто мужскую профессию. Попрать, забыть, отринуть вот это вековое, везде и во всех странах провозглашенное, моряками мужчинами, что женщина на корабле – к несчастью. Женщинам на корабле – не место!

И пусть бесконечно милосердно простят меня десять девочек радисток-первокурсниц. Ведь они наравне со всеми проходят сейчас на «Надежде» свою первую морскую практику. Девчата не только стоят вахты, работают, учатся, а во время парусных авралов голыми ручками тянут тяжелые, грубые, сдирающие кожу на ладонях даже у парней, шкоты, фалы, ниралы на палубе… Идут вверх на реи от грота до брамселя распускать и укатывать прямые паруса и в ветер, и в проливной дождь, и под палящим солнцем и днем и ночью.

По большому счету, эти девушки-курсанты, которые в беседе признаются, что по окончании учебы видят свою работу только на берегу, они истинные героини. Они сейчас несут суровую, морскую службу на парусном корабле, управляет которым сила ветра и матросских рук как в позапрошлом веке. Они делают то, к чему не готовились, и не готовятся и не предназначены. И могли бы не делать, постоять на парусных авралах тихонько в сторонке, ограничиться только традиционными работами, уборкой, чисткой, мойкой и своей профессиональной учебой на мостике и в радиорубке. Могли. Но не стали, и несут опасную службу вместе с парнями на равных.

Пусть меня великодушно простят эти замечательные, красивые, нежного, с лицами тонкого письма, стройные, миниатюрные девушки, которые часто выглядят даже здесь очень уютно, по-домашнему, хоть и одетые в грубые, строгие, форменные матросские робы. Но дальше я буду писать только о той пятерке девчат, которые наперекор всему и вся, нацелились прямо в капитаны!

Вот они, пять, всего пять – Вика, Юля, Ира, Таня, Вика. Знакомимся. Пытаюсь их как-то разговорить. И, неожиданно, получается. Первые мои вопросы: «Вспомните, как и почему после окончания школы вы оказались здесь, в бурсе, на факультете будущих капитанов? Был ли выбор? Случайно ли это решение или продуманно?» И несмотря на то, что все девушки очень разные и по-разному увлеченные, от Тани – с ее детской влюбленностью и, пока на всю ее жизнь, в высоченные мачты «Надежды», и мечту о бом-брамселе, которую она с успехом воплотила, – до Вики, окончившей художественную школу. Она даже внешне сильно отличается от всех остальных какой-то особой утонченностью и единственной, естественно, в силу художественного вкуса, которая разнообразит морскую форму чем-то еще, и кому ежедневное и еженощное ее ношение и на море и на суше дается с трудом.

Так что коллективный ответ, выглядит так: «Да, сознательно выбирали именно военную или полувоенную профессию». Разброс выбора у девчат был – от космических войск до МВД и колледжа службы исполнения наказаний. Выбирали именно службу за порядок, за дисциплину, за возможность сразу после школы вести самостоятельную, независимую от родителей жизнь, за будущую свою финансовую самостоятельность, за твердое положение в обществе, социальные гарантии и льготы. Не смущало, а скорее наоборот, привлекало, ношение формы, казарменное положение обучения на первых курсах и свое явное меньшинство в большом мужском коллективе как обучающихся, так и обучающих.

Правда, девушки с сожалением признаются, что грезы по поводу того, что окружать их будут сплошь благородные, дисциплинированные, эрудированные кадеты и офицеры довольно быстро рассеялись, но о своем выборе никто из пятерых, тем не менее, ни разу не пожалел.

Интересуюсь у девчат, а не встретили ли они непонимание, отпор своих близких, в приемной комиссии, у парней, что учатся вместе с ними? Сопротивление, отчуждение, протест, нежелание мириться с их выбором? Удивительно, но в большинстве своем ответ звучит: «Нет, не встречали». Или даже были поддержаны в их непростом, и все еще неоднозначно оцениваемым обществом, выборе. А там, где и было сопротивление, например родителей, то вскоре сменилось гордостью за свою дочь. Да, и однокурсникам нравится, что в роте рядом с ними учатся девушки. Что ж, общество развивается, меняется, следует за общими мировыми тенденциями. И, очевидно, лозунг: «Женщина на корабле – к беде, и им на судне не место», стоит похоронить окончательно и бесповоротно. Земной шар крутится и мир идет вперед, не стоит на месте. Нравится ли это кому-то или нет.

Мы беседуем с девушками о том, что сейчас для них является самым трудным в их учебе и службе? Удается ли им справляться с жизнью по «казарменным» правилам? Как даются дневные и ночные авралы, с забегом, в раскачивающиеся на 50-ти метрах небеса? Качка, немалые физические нагрузки? Но, к моему удивлению, самой трудной к четвертому курсу обучения для девчат, оказалось необходимость привыкнуть, смириться с множеством казарменных, дисциплинарных правил, исполнять которые нужно каждодневно и регулярно. Вот против чего часто бунтует их женское, иногда слишком рациональное, а иногда творческое, сознание!

Что же касается категорически невозможной для меня работе на высоте, вот здесь, сегодня и сейчас на «Надежде», то тут у меня выбор ответов невелик. Разброс укладывается между Таней и Юлей.

Таня, которая, судя по всему, просто не спускалась бы с бом-брамселя – самой верхней реи на мачте, поскольку, очевидно, получает так необходимый ее организму адреналин от работы на высоте. А Юля – самая скромная из всех по части высот, ограничивается верхним марселем – 30 метров, третий по высоте уровень прямых парусов.

Девчонки смеются. Говорят, что их боцманы сразу научили – не бойтесь, руки сами будут на высоте цепляться и держаться, чтобы выжить. Инстинкт все сам за тебя сделает. Меня это объяснение их героической работы на мачтах ничуть не устраивает и не вдохновляет, не помогает мириться, и спокойно смотреть на то, как они раскачиваются под небесами. Но с их ответами и весельем по поводу работы на высоте, мне, во всяком случае, приходиться смириться. И оным удовлетвориться!

Да, конечно, девочки и сами не прочь работать на высоте, раз уж выбрали дорогу «в капитаны». Надо справляться со службой не хуже, а даже лучше парней. Этого никто не отрицает. Да, надо! Взялся за гуж – не говори, что не дюж! Вот и сейчас, ночь, никто не высвистывает никакого аврала, а девочки шагают по палубе в обвязках, куда? На мачту, работать. Смиряюсь, восхищаюсь и преклоняюсь! Храни вас небеса.

Ну, и конечно, мы говорим с девушками о будущем, об их перспективах состояться и сделать карьеру в профессии, и о том, конечно, как совместить не простую службу, по нескольку месяцев в море, вдали от родных, и счастливую личную жизнь, рождение и воспитание детей?

Насчет семьи все рассуждают очень современно. В настоящее время они даже отказываются общаться с парнями, которые не готовы ждать их с моря, а предлагают тихую уютную семейную жизнь на берегу. Нет, и еще раз нет! Их избранник или сам должен быть таким же просоленным морским волком или быть готовым принять их такими как они есть, с их непростым, нелегким, не очень женским выбором профессии. Даже у мужчин моряков профессия часто оказывается помехой в семейной жизни… Что уж тут говорить о девочках?

Пожалуй, только Юля, готова, если случится в жизни большая любовь и семья, то она выберет семью, а не море. У остальных сейчас карьера, море, служба на мостике, работа, финансовая независимость – на первом месте. Да, они окончат МГУ им. адм. Г.И. Невельского и будут стремиться в море, пойдут четвертыми, третьими помощниками капитанов на суда. И видят для себя хорошие перспективы на то, чтобы состояться. А капитанами? Вы, правда, хотите и готовы в будущем стать капитанами? Принять на себя целиком и полностью ответственность за судно, людей, экипаж, пассажиров, груз? Готовы командовать подчиненными вам людьми, быть им примером не только на парадном приеме, но и во время шторма, качки, ураганного ветра, крена? Нет, пойти до конца и стать капитаном в будущем, из пяти девчонок готова на сегодня только одна. Остальные видят себя максимум в должности старпома. Ира и Юля вполне допускают, что походив какое-то время в море, оставят службу на мостике и найдут работу на берегу: порт, логистика, грузоперевозки... Специалисты такого уровня, которых выпускают на судоводительском факультете МГУ им. адм. Г.И. Невельского, с их отличными специальными знаниями и, конечно, отличным английским языком, будут нарасхват не только у нас в стране, но и за рубежом. А вот Таня и обе Виктории пока что рвутся в море и только в море, на мостик, стоять вахты, участвовать в управлении судном. В добрый путь, девчата! Так держать!

И единственное, что я могу сказать им со стороны своей, прожитой в обход собственной морской мечты жизни: «Дорогие девочки! Вы, безусловно, на сегодня сделали абсолютно правильный выбор, когда пошли дорогой своей мечты! И совсем не так важно, оправдаются эти ваши планы и надежды в будущем или нет, сложится ваша капитанская карьера или вы осядете на берегу. Это все только шаги большого человеческого пути, по дороге своей единственной жизни. Главное идти своей дорогой, прямо, никуда не сворачивая. Завтра вы будете каждый раз делать свой жизненный выбор заново, и пусть он будет таким же честным и верным! Вот это главное, не предавать себя и свою мечту! Горжусь вами! Да пребудет с вами удача и счастье на вашем жизненном пути!»


< Назад